Уважаемые посетители! Вам доступна новая версия сайта, которая работает в тестовом режиме. Вы можете принять участие в ее тестировании. Новая версия
Версия для слабовидящих
сегодня
21
Ноября
2017 года

Rus Eng

Президент России

Правительство России


facebook   twitter  RSS  YouTube Природа ТВ
Федеральная служба по надзору в сфере природопользования
Федеральное агентство по недропользованию
Федеральное агентство водных ресурсов
Федеральное агентство лесного хозяйства
Федеральная служба по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды
Новости Минприроды России Госслужба и кадры Деятельность Документы Противодействие коррупции Пресс-служба Мультимедиа

Главная / Новости
Сергей Донской: Минприроды предлагает полностью перевести EDC под российскую юрисдикцию

Министр природных ресурсов и экологии России дал интервью ТАСС на полях Восточного экономического форума

Российские нефтяники планируют инвестировать в текущем году в геологоразведку порядка 360 млрд рублей, однако с учетом текущего уровня цен на нефть этот показатель может не превысить 300 млрд рублей, в целом сохраняя рост год к году на 15–20%. При этом инвестиции в геологоразведку на континентальном шельфе могут составить 108 млрд рублей.

Кроме того, одной из горячих тем остается возможная покупка Schlumberger доли в Eurasia Drilling Company (EDC). В частности, помимо уже известных предложений Минприроды России обязать Schlumberger предоставить гарантии по продолжению работы в РФ, ведомство считает необходимым полный перевод EDC под российскую юрисдикцию, а также ввод требования к формированию органов управления этой компанией из лиц, имеющих доступ к гостайне. Об этом министр природных ресурсов и экологии России Сергей Донской сообщил в интервью ТАСС на полях Восточного экономического форума.

Сергей Ефимович, в конце 2016 года Россия и Япония подписали меморандум о сотрудничестве в области геологии и недропользования. Можно ли уже подвести первые итоги действия меморандума? Расширен ли за прошедший период спектр областей для взаимодействия в рамках его действия?

— Меморандум был подписан в декабре прошлого года и предполагал именно то, что будет развиваться сотрудничество в геологоразведке, в том числе по направлению наземных и морских геологических изысканий, совместной разведке с применением передовых японских и наших отечественных технологий. В том числе совместное исследование с использованием японского судна Shigen, обмен опытом по наилучшим доступным технологиям. Одна из тем, которая нас интересует и которой занимаются наши коллеги в Японии, — это газогидраты.

В России это направление развивается достаточно давно, есть определенные успехи, мы слышали, чего добились японцы, и нам интересно обменяться опытом. Безусловно, мы получаем информацию из открытых источников, но хотелось бы как раз провести более подробное обсуждение этого опыта совместно с японскими коллегами. В связи с этим весной этого года прошла первая рабочая группа в рамках меморандума. И я думаю, уже в этом году мы отработаем все необходимые процедуры, а затем перейдем к практической реализации, подготовке практических проектов и конкретным действиям.

— А говоря о газогидратах в России, вы какой регион имеете в виду?

— Во-первых, Арктика. Арктика очень богата газогидратами, и на самом деле мы рассматриваем газогидраты как тему будущего, это очень перспективная тема. Если брать соотношение запасов природного газа, который сегодня разрабатывается, и того, что в перспективе можно будет добывать из газогидратов, это значительные объемы: 1/1000 к сегодняшним запасам природного газа.

— Но у нас ведь традиционных запасов газа очень много, и мы сейчас добываем меньше, чем могли бы. Насколько для нас вообще актуальны еще и газогидраты?

— Надо смотреть в будущее. Мы понимаем, что газогидраты — это не только перспективный вид сырья, но и, скажем, один из элементов формирования будущего рынка и технологий.

— О какой временной перспективе может идти речь?

— С учетом темпов, с учетом активности наших коллег в других странах, в том числе японцев, я думаю, что в ближайшее десятилетие первые проекты по газогидратам появятся и начнут развиваться.

— Китай, насколько я помню, уже занимается такими проектами.

— Абсолютно верно. У экспертов есть ряд вопросов к тем проектам, которые они реализуют, но в любом случае многие страны рассматривают газогидраты как альтернативу природному газу, и соответственно, многие делают ставку на них.

— Но Китай, скажем так, вынужден этим заниматься. Для чего это нам?

— Мы понимаем, что в будущем спрос на энергию будет сохраняться, расти, и соответственно, надо предлагать какие-то новые подходы и технологии.

— Чтобы не случилось так, как со сланцевым газом.

— В любом случае именно с точки зрения инновационных проектов газогидраты — это вот такой вызов, который важно принять, и соответственно, искать ответы.Борьба с "черными лесорубами".

Как все-таки министерство планирует ужесточать борьбу с вывозом необработанного леса за рубеж, в том числе и в Китай? Как вы оцениваете объем этого рынка сегодня?

— Начиная с 2014 года размер вреда, причиненный лесам незаконными рубками, превысил 11 млрд рублей. В 2016 году почти 77% от общего объема незаконных рубок в стране приходилось на Сибирский федеральный округ (1,3 млн куб. м), в том числе 67% на Иркутскую область (1,1 млн куб. м). Также в 2016 году наибольшие объемы незаконной рубки лесных насаждений зафиксированы в Свердловской (54,4 тыс. куб. м), Вологодской (52,7 тыс. куб. м) областях. Поэтому, безусловно, проблема незаконной заготовки остается одной из ключевых для министерства и правительства. И для решения этого вопроса необходим комплексный подход, в частности контроль за деятельностью по всей цепочке лесозаготовки.

Начиная от "черных лесорубов"?

— Мы понимаем, что это нонсенс для рынка, когда лес мимо всех пунктов контроля — и таможенных, и финансовых — провозится за границу. Поэтому необходим тотальный контроль, это понятно абсолютно. Это прежде всего контроль деятельности пунктов приема и отгрузки древесины и пиломатериалов, предприятий, перерабатывающих древесину. Это внедрение системы маркировки древесины ценных пород и отслеживания ее транспортировки. Кроме того, регион должен перейти на реализацию круглых лесоматериалов исключительно по результатам электронных биржевых торгов. Сегодня современные технологии это позволяют делать.

У нас есть несколько проектов, которые мы уже начали реализовывать в Иркутске в рамках Года экологии. Мы изначально договаривались с нашими коллегами, что будем проводить проект по изменению местного законодательства, соответственно, регулирования точек приема заготовленной древесины, внедрения новых систем контроля через чипы, через современные информационные технологии. Плюс, ко всему…

…дроны?

— Вы знаете, это тоже возможно, потому что сегодня у тех, кто занимается незаконной деятельностью, есть ресурсы и средства, и они активно сами используют всю современную технику. Мы не должны отставать. Это первое. И второе: конечно, нужно вводить регулирование, которое бы дестимулировало занятие этим незаконным производством. Кроме того, учитывая, что Китай, как вы правильно сказали, — один из основных рынков этого сырья, есть идеи договориться с правительством, чтобы на международных соглашениях мы бы обязали стороны исключить из оборота у себя на рынке древесину, которая не подтверждается документами о законном ее происхождении. То есть, с одной стороны, мы внедрим систему подтверждения законности заготовки древесины, с другой стороны, коллеги могли бы использовать это для контроля, для фильтрации потока древесины.

Предложения по покупке доли в Eurasia Drilling

Можно тогда перейти к самой горячей теме последних дней — по поводу возможной покупки Schlumberger доли в Eurasia Drilling (EDC). Вы подчеркивали, что покупка Schlumberger EDC требует гарантий по продолжению работы в РФ. Не предоставила ли Schlumberger таких гарантий на текущий момент? Как вы оцениваете потенциальную возможность этой сделки?

— Начнем с самого главного. На сегодняшний день мы договорились провести рабочие встречи с рядом ведомств и обсудить, какие здесь могут быть механизмы. В частности, РСПП (Российский союз промышленников и предпринимателей — прим. ТАСС) решил выступить посредником в этих переговорах.

Что касается предложений от конкретных заявителей на покупку доли в компании — к нам никаких предложений пока не поступало. Ждем, когда эти предложения будут сформулированы, и соответственно, готовы на любых площадках их обсуждать. Мы заинтересованы, чтобы любая сделка давала бы устойчивость в развитии отрасли, давала гарантии, что мы не будем останавливать производство на наших участках только из-за того, что кто-то там не может привлечь ту или иную технологию. Надо изначально задумываться, каким образом избежать этих проблем.

В случае, если сделка не состоится, вы не видите рисков для отрасли в том, что у нас не будет доступа к каким-то технологиям, которые, может быть, могла бы принести Schlumberger?

— Первое, на сегодняшний день санкции сами искусственно создают такие преграды. То есть в любом случае отрасль уже в определенной степени работает в таких условиях. Если у нас появятся собственники, которые сами будут привносить дополнительные риски в отрасль, то наоборот, это будет ухудшать и устойчивости для отрасли не добавит. Поэтому изначально нужно установить какие-то процедуры, обеспечивающие гарантированную работу на наших участках.

То есть я правильно понимаю, что мы просто опасаемся, что эта сделка, точнее приход Schlumberger, — как троянский конь?

— В какой-то мере да. Перспектива покупки Schlumberger 51% в Eurasia Drilling увеличивает санкционные риски в отношении проектов, в которых нефтесервисная компания привлечена в качестве подрядчика.

В условиях санкций эта сделка может привести к срыву выполнения договоров с российскими компаниями-недропользователями, что, в свою очередь, приведет к невыполнению лицензионных обязательств, принятых компаниями перед государством. Соответственно, мы считаем подобную сделку недопустимой, поскольку приостановка геологоразведочных работ на участках недр федерального значения несет угрозу безопасности государства.

То есть, как мы и говорили, для того чтобы решение по покупке акций EDC было принято, самой Schlumberger необходимо предусмотреть варианты минимизации санкционных рисков и предоставить гарантии по выполнению обязательств перед компаниями-недропользователями.

— Эти предложения Минприроды как раз были недавно озвучены. А есть ли другие условия, помимо запрета Schlumberger разрывать уже существующие контракты нефтесервисной компании и ввода обязательства по принудительной продаже доли в Eurasia Drilling инвестору из России в случае ввода дополнительных санкций со стороны США?

— Есть еще один нюанс. Минприроды предложило ФАС установить требование к сделке Schlumberger в части перевода EDC полностью под российскую юрисдикцию и формирования органов управления компании из лиц, имеющих доступ к гостайне в соответствии с российским законодательством.

— Тогда давайте поговорим о еще одном претенденте — дочерней структуре арабского фонда Mubadala Thirty Seventh. В начале августа Минприроды представило свою позицию в ФАС в отношении этого претендента на долю в активе, и тогда было указано, что актуализированной информации о заключенных дочерними предприятиями Eurasia Drilling нет. Вот завершена ли эта работа в настоящее время? И если, допустим, сейчас EDC не работает на участках федерального значения, не означает ли это, что она не заключит такие договоры позже?

— Скажем так, то, что Eurasia Drilling работает на участках недр федерального значения, — факт. На самом деле они работают уже не первый год. Поэтому мы со своей стороны изначально рассматривали эту сделку в призме как раз работ на участках недр федерального значения.

— А идет ли речь о том, что все-таки эту сделку можно будет вынести на рассмотрение комиссии по иностранным инвестициям?

— Да, скорее всего, так оно и будет. Если сделка будет подготовлена, проработаны все вопросы — она будет вынесена на комиссию. По всем правилам она должна выноситься на рассмотрение правительственной комиссии по контролю за осуществлением иностранных инвестиций в России.

— То есть и мы, собственно, ждем только получения от них документов, чтобы вынести на рассмотрение комиссии?

— Мы ждем, когда будут представлены механизмы, необходимые документы, которые бы позволяли нам сделать вывод о том, что здесь гарантии определенные присутствуют.

Участки на Хатанге

Сегодня стало известно, что объявление аукциона на два участка на Хатанге — Хара-Тумус и Бегичевский — запланировано до конца года. Есть ли более конкретные данные?

— Бегичевский участок является участком недр федерального значения, и по нему будет проведен аукцион после того, как правительство объявит соответствующее распоряжение. Проект распоряжения уже направлен на согласование в федеральные органы исполнительной власти. Мы внесем его в правительство после того, как получим документ из Роснедр.

Хара-Тумус не является участком недр федерального значения и по заявке от "Роснефти" включен в перечень объектов лицензирования по Красноярскому краю для геологического изучения, разведки добычи углеводородного сырья в текущем году. Конкурс по предоставлению права пользования этим участком недр будет проведен в четвертом квартале 2017 года.

— Когда "Роснефть" объявила о том, что они открыли большие запасы на Таймыре, вы говорили, что такого же результата ожидаете от "Лукойла". Когда вы ждете от "Лукойла" завершения работ по бурению?

— Начнем с того, что "Лукойл" пока не представлял по Хатанге своих материалов. По их оценкам, это, скорее всего, произойдет в первом квартале следующего года. Не раньше. Дальше будем смотреть. Естественно, коллеги выбирают свои правила, когда они будут подавать, когда результаты будут готовы и они смогут работать с ГКЗ.

Инвестиции в геологоразведку

Давайте по инвестициям в геологоразведку. Роснедра сообщали, что к концу 2017 года ожидается рост инвестиций в эту отрасль почти до 400 млрд рублей. Можно ли по итогам первого полугодия говорить об общей тенденции — подтверждаются эти прогнозы или нет? Каков объем инвестиций крупнейших нефтяных компаний в ГРР по итогам полугодия и на сколько это выше или ниже показателя 2016 года?

— Инвестиции на проведение ГРР в 2017 году недропользователями запланированы в объеме более 360 млрд рублей, или 143% по отношению к 2016 году, в том числе на континентальном шельфе — 108 млрд рублей (168% по отношению к 2016 году). Но планы явно завышены.

Здесь мы, конечно, более консервативны, исходим и из конъюнктуры рынка, и из новых условий, которые нам предъявляют зарубежные партнеры, в том числе санкций. С учетом сохранения нынешнего уровня цен на нефть, принятых изменений в Налоговый кодекс РФ, предусматривающих возможность применения повышающего коэффициента 1,5 к расходам на геологическое изучение на шельфовых месторождениях, реальный объем инвестиций на углеводородное сырье в 2017 году может составить порядка 300 млрд рублей.

Конечно, мы ожидаем рост. Мы придерживаемся 15–20%. Это будет рост по отношению к 2016 году.

Что касается геологоразведки на шельфе — в 2017 году планируется отработать 36,1 тыс. погонных километров сейсмопрофилей 2D и 17,4 тыс. квадратных километров 3D. Запланировано пробурить 14 глубоких скважин, из них 11 поисковых и три разведочные. Объем бурения составит 36,9 тыс. м, из них 30,2 тыс. м — поисковое и 6,7 тыс. м — разведочное.

Когда ваша очередная встреча с нефтяниками и с добытчиками твердых полезных ископаемых?

— Традиционно такие встречи проходят в ноябре, когда будут получены предварительные результаты по году и намечены планы работ на предстоящий год.

Действие санкций

— Раз уж мы заговорили про санкции. Их действие в том числе предусматривает новый законопроект Минприроды, который облегчает внесение изменений в лицензии на пользование недрами. В частности, вводится оговорка, что лицензия может быть изменена "при возникновении обстоятельств, существенно отличающихся от тех, при которых лицензия на пользование недрами была предоставлена". Идет ли тут речь о санкциях? Разрабатывает ли Минприроды новые инструменты для облегчения работы компаний, попавших под действие санкций?

— Вы знаете, я бы не сказал, что законопроект нацелен на облегчение внесения изменений в лицензии. Я считаю, что термин "облегчение" — это не совсем правильный термин. То есть здесь как раз речь идет о новой регламентации, установлении порядка. Но с учетом внешних, скажем так, параметров или факторов, которые влияют в том числе и на работу компаний, мы постарались здесь внести в законопроект условие, которое даст возможность предъявлять аргументацию в части влияния санкционных условий. Но в любом случае для этого требуется хорошая доказательная база.

Здесь нужно предъявить аргументы, почему предлагается переносить тот или иной срок и так далее. Мы исходим из того, что у нас в лицензиях прописываются основные условия. Они касаются геологоразведки, предоставления геоинформации, предоставления проектных документов. И на мой взгляд, санкции на эти условия особо не влияют: если есть обязательства о предоставлении геоинформации в определенные сроки, значит, они должны предоставить такую информацию; если есть задача к определенному периоду подготовить проектный документ, соответственно, этот проектный документ должен быть подготовлен.

Можно, конечно, спорить по поводу технологий, которые применяются в геологоразведке, потому что в лицензию попадают сроки и объемы геологоразведки. Но в любом случае, на мой взгляд, в сегодняшних условиях на то, что прописано в лицензиях, все санкционные условия имеют меньше влияния, чем на проектные документы. А все остальное, на что влияет конъюнктура, на что влияет технология, объемы добычи и так далее, — все остальное помещено в проектный документ, в нем прописываются все основные параметры работы на участке недр. И соответственно, внесение изменений в проектный документ происходит как раз в режиме работы Центральной комиссии по разработке. То есть законопроект просто определил основные параметры того, как будет происходить фиксация в лицензиях основных условий. И соответственно, как будет работать механизм подготовки и изменения проектных документов.

— Когда этот законопроект может быть принят?

— Мы внесли его в правительство совсем недавно. Сейчас идет работа в правительстве. Мы надеемся, в осеннюю сессию он будет внесен в Государственную думу и, кстати, вполне возможно, будет принят. Он на достаточно высоком уровне подготовки.

— А не было никаких возражений по законопроекту со стороны компаний?

— На сегодняшний день уже есть определенный опыт. В рамках актуализации лицензий мы четко выделили в лицензии параметры, которые фиксируются, являются основными для инвестора и которые не должны меняться. И соответственно, обозначили, что попадает в проектный документ. Сегодня существует процедура работы с проектными документами, изменения проектного документа. Соответственно, все эти процедуры сейчас в новом проекте закона как раз и прописаны.

Ну и, собственно, опять же про санкции. В том пакете, который был принят 2 августа, прописано, что западные компании могут сотрудничать с нами, если доля российской компании составляет менее 33% в проектах. По вашему мнению, это уточнение про 33% как может повлиять на работу наших компаний?

— Наверное, лучше спросить у компаний, как они будут при таких условиях взаимодействовать с иностранными партнерами. Единственное, могу сказать, что у нас достаточно широкий спектр инструментария у компаний, они работают и на международных рынках, и многие уже имеют партнерские взаимоотношения с иностранными инвесторами достаточно давно.

— Я правильно понимаю, что это условие, возможно, облегчает работу компаний за рубежом, где они могут войти в проекты с такой долей?

— Это действительно лучше спросить у компаний. В любом случае, у наших нефтяников очень хороший заряд, очень хорошая база, чтобы найти способы, как продолжать работу и сделать бизнес эффективным.

— Еще в апреле планировалось завершить работу по расширению принципа вычета затрат на ГРР к рисковым проектам. В частности, Минприроды предлагало повысить коэффициенты к вычетам до 3,5 по рисковым шельфовым проектам и 2,5 по проектам на суше, на текущий момент для всех видов ГРР установлен коэффициент 1,5. На какой стадии переговоры по этому вопросу? Согласованы ли коэффициенты 2,5 и 3,5?

— Осенью должна начаться активная стадия, сейчас вопросы по коэффициентам 2,5 и 3,5 прорабатываются. Мы планируем, что поправки будут подготовлены осенью, есть соответствующее поручение Минфину. Однако согласованных решений по данному вопросу пока нет.

"Новатэк"

— Недавно "Новатэк" получил три газовых месторождения на Ямале. При этом условия изначально были прописаны таким образом, что никто другой подать заявку и не мог. То есть условия настолько жесткие, что, по сути, являются ограничением.

— Да, как мы знаем, в порядок проведения аукционов на право пользования Штормовым, Верхнетиутейским и Западно-Сеяхинским месторождениями были включены дополнительные требования — об обязательном использовании недропользователем ресурсной базы месторождений для производства СПГ на существующих и планируемых объектах инфраструктуры в Ямало-Ненецком автономном округе и требование наличия у участника аукциона лицензии на право пользования недрами месторождений, расположенных на полуостровах Ямал и Гыдан.

Эти дополнительные требования были приняты исходя из необходимости создания в Ямало-Ненецком автономном округе центра по добыче и сжижению природного газа. Мы рассматриваем, что именно в этом районе должен возникнуть центр по производству СПГ, именно исходя из того, что это возможность для России войти на этот рынок. И сейчас откладывать или каким-то образом сдерживать развитие этого рынка не совсем, на мой взгляд, на пользу государству.

— Ну, собственно, получается, лицензию получил тот, кто там работает и кому это нужнее.

— Лицензии получили те, кто участвовал в конкурсе и, соответственно, выиграл.

— А по поводу возможной передачи "Новатэку" четырех газовых месторождений "Газпрома" — Северо-Тамбейского, Западно-Тамбейского, Малыгинского и Тасийского лицензионных участков — в прошлом году была соответствующая просьба от главы "Новатэка" Леонида Михельсона, а в этом году этот процесс приостановлен?

— В данный момент владельцем лицензий на все эти месторождения является "Газпром". И Минприроды не располагает информацией по передаче этих участков "Новатэку".

Бывшая "серая зона" с Норвегией

— Подписание соглашения о бывшей "серой зоне" с Норвегией было отложено до формирования нового состава правительства. 11 сентября в Осло пройдут парламентские выборы. Когда планируете возобновить переговоры по этому вопросу?

— Норвежской стороне предлагалось подписать соглашение в ходе моего визита в Норвегию в начале июня, но с учетом рабочего графика министра нефти и энергетики Норвегии подписание не состоялось.

В сентябре в Норвегии должны пройти выборы, появятся наши новые партнеры. Или, скажем так, партнеры с новыми лицами. Дальше будем вести переговоры с ними. На самом деле документ в достаточно высокой стадии подготовки, и его подписание — это воля сторон.

— То есть принципиально все уже согласны.

— С нашей стороны мы все согласования уже получили. Соответственно, сейчас новое правительство Норвегии должно определиться. В целом подписание могло бы состояться осенью текущего года или же путем обмена дипломатическими нотами.

— На какой стадии переговоры с комиссией ООН по заявке на расширение границ Арктического шельфа? Ранее анонсировалось, что очередная встреча пройдет в июле этого года.

— У нас с новой комиссией встреча как раз сейчас происходит.

— Прямо сейчас?

— Прямо сейчас. Киселев Евгений Аркадьевич, мой заместитель, в Нью-Йорке встречается с членами новой комиссии ООН. Начало работы комиссии по российской заявке приходится на 5 сентября. Сейчас стоит задача наладить взаимоотношения с новыми экспертами, а все дальнейшие взаимодействия будем развивать на следующей встрече. В ноябре будет 45-я сессия, и я надеюсь, у меня все-таки получится туда доехать.

— Мы по-прежнему ожидаем, что решение по заявке будет принято в 2018 году?

— Новая комиссия, я знаю, активно занялась рассмотрением заявки. Соответственно, мы будем стараться, чтобы окончательные выводы были сделаны в самое ближайшее время. Конечно, в этом году они уже не успеют точку поставить, но такой сценарий вероятен в 2018 году при несопротивлении всех сторон. Но давайте не будем загадывать.

В любом случае работа сейчас активизировалась, новые члены комиссии достаточно активно начали проводить все необходимые работы. Так что надеемся, что при конструктивном взаимодействии мы получим все необходимые материалы и вопросы. Если у коллег, именно у членов комиссии, возникнут какие­-то вопросы и необходимо будет проводить работы, значит, будем проводить их в следующем году. Но мы нацелены на то, чтобы как можно быстрее все-таки получить резолюцию комиссии на нашу заявку.

Беседовали Евгения Соколова, Ирина Мандрыкина

Источник: ТАСС


Опубликовано: 06 Сентября 2017 (17:42)

Источник:
Пресс-служба Минприроды России


Социальные закладки

Важная тема

Государственный доклад «О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации в 2015 году»

Читать далее

Отчёт и атлас ЭСПО «Северный поток – 2»

Читать далее

Ваш вопрос министру природных ресурсов и экологии Российской Федерации

Видеогалерея

Всероссийский форум по особо охраняемым природным территориям
Перейти в видеогалерею

Фотогалерея

Федеральный портал управленческих кадров Охрана озера Байкал Открытые данные Особо охраняемые природные территории РФ
Реформа государственных учреждений Новости «зеленой» экономики Аллея России Открытое Министерство
Министерство Природных Ресурсов и Экологии Российской Федерации

Почтовый адрес: 125993, Москва, Большая Грузинская ул., 4/6
Телефон: +7(499)254-48-00 Факс: +7(499)254-43-10, +7(499)254-66-10
При копировании информации ссылка на источник обязательна

Новая версия сайта Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации
Замечания и предложения по работе сайта просьба направлять через форму обратной связи